Александр Терентьев (aterentiev) wrote,
Александр Терентьев
aterentiev

Category:

"Германия самоликвидируется". Введение, часть 1.



Скандальная книжка Тило Саррацина уже несколько месяцев у всех на устах, но лишь малое количество людей, о ней рассуждающих, читали хотя бы выдержки из нее. Несколько недель назад мне удалось приобрести этот бестселлер. Я решил попробовать перевести введение из этой книги (первые 14 страниц), потому что там Саррацин рассказывает о том, о чем эта книга, причем с первых же слов переходит в наступление.

Самое интересное, что многие мои знакомые немцы, узнав что я (иностранец) хочу прочитать эту книгу, задавали мне вопрос: "Зачем ее покупать и обогащать этого гав..ка?" Мой ответ прост - когда в медиа поднимается шумиха, мне хочется узнать, о чем она на самом деле. И если книга окажется националистической или фашистской, я ее с чистым сердцем сожгу. Но пока я не считаю ее некорректной.

По мере продвижения перевода я буду выкладывать тут следующие части. Я не профессиональный переводчик, занимаюсь этим в свободное от работы время, а так как я не переводчик вообще, то прошу меня не бить за возможные "ляпы". Если вы нашли неудачную формулировку, сообщите мне и я попробую сделать перевод лучше.


Thilo Sarrazin. Deutschland schafft sich ab

Введение


Все политическое малодушие состоит в сокрытии
и маскировке реального положения дел.

Фердинанд Лассаль

Во время экономически и социально очень успешных десятилетий после Второй мировой войны, в Германии росла гордость за трудолюбие и способность ее граждан, за постоянный рост уровня жизни и развитие государства всеобщего благосостояния. Четыре основных экономических кризиса - 1966/67, 1974/75, 1981/82 и последний 2008/09 – мало смогли навредить гордости и уверенности в надежности собственной экономической и социальной модели развития. Даже воздействие глобализации, изменения в мировом балансе, загрязнение окружающей среды и ужасающие последствия изменения климата пока не повлияли в долгосрочной перспективе на глубокий оптимизм немцев – даже с учетом того, что они часто жалуются на жизнь. Этот глубокий оптимизм и десятилетия почти незамутненного успеха, однако, ухудшили остроту видения немцами опасностей и процессов распада в обществе.

«Германия самоликвидируется» - что за абсурдный страх, могут подумать многие, видя эту сильную страну с ее 80 млн. жителей в Центральной Европе: города, промышленность, автомобили, торговлю, жизнь и деятельность... Но страна – это то, что она есть, с ее жителями и их живыми интеллектуальными и культурными традициями. Без людей здесь было бы просто одно географическое название. Однако немцы постепенно самоликвидируются. Нетто-коэффициент воспроизводства в 0,7 или менее, каким мы его имеем на протяжении последних 40 лет, означает не что иное, как то, что поколение внуков будет иметь величину лишь вполовину поколения дедов. Уровень рождаемости в Германии упал с более чем 1,3 млн в год в первой половине шестидесятых годов до 650000 в 2009 году. Если эта тенденция продолжится, - и почему что-либо должно измениться в этой тенденции, которая длится уже более четырех десятилетий - то через три поколения, т.е. через 90 лет, число родившихся в Германии будет лежать в районе 200000-250000. Максимум половина из них будут потомками населения, проживавшего в Германии в 1965 году.

Тем самым, немцы бы фактически самоустранились. Некоторым нравится эта судьба, как справедливое наказание народу, в котором были зачаты люди SS – только так можно иногда обьяснить эту тайную радость о развитии немецкого населения. Другие утешают себя, что даже маленький народ может жить и выживать, приводя в пример Данию с ее 5 миллионами жителей. Германия стала бы лишь Данией на несколько большей площади. Разве бы это нам не подошло? Что было бы в этом плохого? Это было бы возможно, если бы не качественные демографические сдвиги, касающиеся чистого коэффициента воспроизводства, а также миграция нищеты и демографическое давление, не ограниченное государственными границами. Мы не обсуждали должным образом многолетнее демографическое развитие в Германии в течение последних 45 лет. Тот, кто не плыл в потоке людей, представляющих все в умиротвореном и безобидном свете, кто был даже обеспокоен, тому вскоре пришлось разочарованно признать, что он был одинок в своем мнении и часто получал обвинения в национализме. Помимо этого социальный дискурс в Германии находится в странном противоречии: С одной стороны, общественные дискуссии характеризуются желанием развлечений и любовью к скандалам, с другой стороны, в них все чаще господствуют эвфемизмы политических терминологий:

  • Про последствия низкой рождаемости в течение десятилетий не было разрешено открыто говорить, если вы не хотите попасть под подозрение в националистической идеологии. Это в настоящее время изменилось, так как у поколения 68-летних появился страх за свою пенсию. Но это произошло на 40 лет позже, чем должно было произойти
  • Социальные издержки неконтролируемой иммиграции были всегда табу, и, конечно, никому не было позволено говорить о том, что люди разные - а именно, более или менее интеллектуально одаренные, ленивые или трудолюбивые, более или менее морально устойчивые – и что сколько ни было бы образования или равных возможностей, ничего тут не изменится. Из-за этих основных фактов было запрещено любое обсуждение многих неисправностей в функциях социального государства. Было табу говорить о том, что
    • 90 процентов выпускников одного года выпуска могли бы обучаться в высшем учебном заведении, но только 10 процентов из них в состоянии обучаться на факультете математики
    • у нас как народа снижается средний уровень способностей, если более умные женщины не рожают детей или рожают мало
    • человек, а не общество, несет ответственность за свое поведение
«Кто не учится – остается в незнании. Кто много ест – становится толстым». Выражать такие истины считается политически некорректным, даже недобрым и в общем-то аморальным – это по крайней мере неразумно, если вы хотите быть избранным на политическую должность. Тенденция политкорректного дискурса движется в направлении освобождения людей в значительной степени от ответственности за свое поведение, ссылаясь на обстоятельства, через которые они будут признаны находящимися в невыгодном положении или даже неудачниками:

  • Причина тому, что ребенок не в состоянии успевать в школе – в том, что его родители тоже не имеют образования.
  • Если дети из простых семей удивительно часто страдают от избыточного веса из-за отсутствия физических упражнений, это не из-за пренебрежения со стороны родителей, а из-за социального положения семьи.
  • За то, что дети одиноких родителей имеют трудности в педагогическом свете, несет ответственность общество, которое оказывает недостаточную поддержку одиноким родителям. Здесь нужно было бы спросить, какие социальные обстоятельства и индивидуальные положения приводят к тому, что есть столько одиноких родителей, и что можно было бы предпринять против этого.
  • В том, что дети турецких мигрантов в третьем поколении все еще не умеют правильно говорить по-немецки, виновна интеграционная враждебность окружающей среды. Но почему, спрашивается, не наблюдается этих проблем практически во всех других иммигрантских группах?
Из социологически правильного, но банального понятия, что в обществе все взаимосвязано, развилась тенденция, все сдвигать на социальные условия, и тем самым освобождать индивидуума морально и в значительной степени фактически от ответственности за себя и свою жизнь. Как роса, политкорректность легла поверх вопросов о структуре и управлении обществом, тем самым усложняя как анализ проблем, так и их лечение. Какую бурю негодования я, как финансовый сенатор в Берлине, спровоцировал подробным доказательством того, что на сумму прожиточного минимума, выделяемую на еду и напитки, можно питаться вполне здоровой и разнообразной пищей. Ожирение из-за плохого питания в этом случае не связано с объективной жизненной ситуацией, против которой индивид не может ничего сделать, а есть результат индивидуального поведения, за которое каждый сам в ответе. Но этого не хотели слышать ни те многие, кого это касалось, ни «политически корректные». Тот факт, что многие из пострадавших писали возмущенные электронные и обычные письма в редакцию я мог понять, но я не понимал, почему так называемые благодетели на меня набросились, когда я случайно в интервью отметил, что ношение дома свитера может помочь снизить расходы на энергию, так как нужно будет ее меньше тратить на отопление. В управление политического, экономического и общественного развития должно быть включено то, чего хочется достичь, но также и реалистичная оценка фактических взаимосвязей. Любой, кто задумывается об обществе или же хочет принять участие в его развитии, действует прямо или косвенно в нормативном контексте. Кто при этом делает ложные выводы или пренебрегает природой человека и фактическими социологическими и психологическими отношениями, тот живет и работает в искаженном изображении реальности. Социальные инженеры, которые так действуют, приносят больше вреда, чем пользы. К сожалению, они существуют, и многие из них наносят ущерб нашему обществу и делают более туманной нашу будущую перспективу.

Так, слишком долго не замечалось, что старение и сокращение населения сопровождается качественными изменениями в его составе. Кроме чистой потери населения будущему Германии угрожает постоянный прирост менее стабильного, менее умного и менее способного населения. О том, что это действительно так, и о том, что можно против этого сделать, идет речь в этой книге.

Я основываю свои выводы на эмпрических исследованиях, однако аргументирую прямо и без излишеств. Для меня важны, прежде всего, ясность и точность, поэтому картина настолько сильна, не размыта или запутана. Я решил не окружать кажущиеся слишком сложными ситуации гирляндами слов, однако старался быть обьективным – результаты получились достаточно наступательны.

Германия, с экономической точки зрения, находится в конце фазы расцвета, который начался примерно в 1950 году и постепенно подходит к концу. Реальные доходы отдельных работников не растут на протяжении более 30 лет, самое позднее через 10 лет они начнут снижаться, и это станет устойчивой тенденцией как следствием демографических сдвигов. Подобные прогнозы, кажется, не подходят к текущим успехам немецкой экономики, к инициативе превосходства немецких университетов, к тем многим хорошим новостям, которые нас ежедневно радуют.

(Продолжение следует)
Tags: sarrazin, Германия
Subscribe

  • Просто цифры

    С февраля на примерно 1,7 миллиона новых ковид-инфекций около 6000 заболевших были к началу болезни полностью привиты.

  • Псто справедливости

    Не могу больше спокойно сидеть, когда в мире происходят несправедливости, пойду полежу. Во всем мире пишут про "разработанную фарма-гигантом…

  • Это какое-то сумасшествие

    Цена в соседнем Баухаусе. В евро.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments